liffay (liffay) wrote,
liffay
liffay

Categories:

Фашизация по-белыховски. Часть 1

Не так давно в новостях обнаружила, что губернатор Кировской области Никита Белых 4 апреля участвовал в праздничных мероприятиях в Братиславе по случаю освобождения словацкой столицы от фашистских захватчиков. Стоял с умным благочестивым видом и кивал головой в кадре рядом главой МИД Сергеем Лавровым, дающим интервью зарубежным журналистам.

Никита Белых и Сергей Лавров в Братиславе, 4 апреля 2015

Как же мне стало мерзко, до тошноты, смотреть на это. Недавно ещё был белоленточником, главным СПСовцем и соратником Навального, поносящим Путина в своих старых предвыборных роликах. А нынче присягнул ему ради губернаторского места, перекрасился в патриота и пиарится на теме Победы. Но антисоветское нутро никаким пиаром не скроешь.

Никита Белых, давно питающий тёплые чувства к Латвии и занимающийся темой разоблачений «ужасов» сталинских лагерей, не раз был участником скандалов. Например, был уличён в плагиате диссертации на тему Вятлага. Или в 2011 году в посёлке Лесном (центр Вятлага) он вместе с латышским послом Эдгарсом Скуей почтил память латышских нацистов, сидевших в лагере, возложением цветов к кресту с надписью «Гражданам Латвийской республики — жертвам коммунистического террора (1941-1953). Латвия 1995».

(без названия)
Никита Белых и Эдгарс Скуя возлагают цветы к кресту латышским эсэсовцам. 26 апреля 2011

К слову, с 1940 года Латвийской республики уже не существовало, была образована Латвийская СССР. Хочется спросить, Никита Белых таким поступком солидаризируется не только с латышской версией про полицаев-«жертв коммунистического террора», но и с бредом про «советскую оккупацию»?

Эта довольно старая тема вновь приобрела актуальность, когда в прошлом году выяснилось, что с 2010 года под крестом лежат надгробья ветеранам Великой Отечественной войны, притом, что их могил в этом месте никогда не было.

Почитание губернатором памяти нацистских прихвостней несколько лет назад вызвало бурю негодования в среде кировской общественности. Да так, что до сих пор, ему это припоминают. Белых попросили прокомментировать возложение цветов к эсэсовскому кресту, на что он ответил:

Вот так то! «Я знаю, кому возлагаю...». А давайте разберёмся, кому поставил этот крест сам автор, латыш Илмар Кнагис, ныне руководитель латвийской организации политрепрессированных «Дети Сибири».

Латышский крест в посёлке Лесном, 1995

Крест был установлен 16 августа 1995 году Илмаром Кнагисом, руководителем экспедиции «Вятлаг-Усольлаг-95», рядом с кладбищем посёлка Лесной Кировской области, где никогда не было захоронений заключённых лагеря. Он был установлен на средства Народного фронта Латвии, сыгравшего в перестройку ключевую роль в борьбе за отделение Латвии, и партии «Крестьянский союз Латвии». «Крестьянский союз Латвии» считает себя преемником Латышского крестьянского союза, который до войны возглавлял латвийский профашистский диктатор Карлис Улманис.

В 1941 году в Вятлаге умер отец Илмара Эмиль Кнагис, арестованный перед самой войной во время Июньской депортации. Латвия до сих пор называет эту депортацию актом геноцида и уничтожением «цвета нации». Стоит отметить, что Июньская депортация затронула в Латвии 15 тысяч человек, 1% населения, что никак геноцидом не назвать. В докладной записке И.В. Сталину нарком госбезопасности В.Н. Меркулов сообщает, что аресту и высылке из Латвии в лагеря подверглись:


  • активные члены антисоветских националистических организаций и партий, в том числе айзсарги (3800 чел.);

  • уголовники и проститутки, продолжавшие заниматься уголовной деятельностью (2180 чел.);

  • крупные помещики, фабриканты и крупные чиновники бывшего госаппарата, среди которых были сильны пронемецкие настроения (919 чел.);

  • охранники, жандармы, руководящий состав полицейских и тюремщиков, на которых был компрометирующий материал (585 чел.);

  • бывшие офицеры армии, на которых был компрометирующий материал (316 чел.).

Словом, все те категории граждан, среди которых были сильны пронемецкие нацистские настроения, и в случае прихода немцев пошли бы к ним в услужение. По донесениям не только советской, но и иностранных разведок, среди членов националистических организаций и чиновников госаппарата было очень много немецкой агентуры, вплоть до министра внутренних дел Вильгельма Мунтерса, давно завербованного германскими спецслужбами. Как показала история, именно эти категории граждан, по какой-то причине не подвергшиеся депортации, пошли в оккупационное начальство и добровольческие карательные формирования. То есть депортация была вынужденной мерой для того, чтобы в какой-то мере обезопасить территорию в условиях надвигавшегося нападения Германии. Но для Никиты Белых это «те, кого принято называть „цвет нации“, интеллектуальная, культурная, политическая элита Латвии».

Про контингент, поступивший в Вятлаг позже 1941 года, Белых пишет в «своей» диссертации: «1945–1955 годы. Вновь — поступление в Вятлаг массовых этапов с „латвийским спецконтингентом“... В „категорийном“ их составе преобладают: в 1945 году — выявленные на ранее оккупированных нацистской Германией и ее союзниками территориях так называемые „коллаборационисты“ („лица, служившие в специальных воинских формированиях вермахта и СС“, „полицейские“, „пособники оккупантов“ и т. п.); в 1946 году и в последующее время — „участники националистического антисоветского подполья“ на территории Латвии, „члены националистических бандитских формирований“, „бандпособники“ и члены их семей». То есть он сам прекрасно знал про содержавшихся в лагерях эсэсовцах и прочих полицаев.

За что же был арестован отец автора креста, Эмиль Кнагис? Это один из основателей и командиров Екабпилского отделения профашистской военизированной организации айзсаргов, участники которой во время войны массово и добровольно служили немцам. В эту организацию вступила и мать Ильмара Кнагиса — Мария. Айзсарги непосредственно принимали участие в государственном перевороте в 1934 году и привели к власти диктатора Карлиса Ульманиса. Их вполне можно сравнить с запрещённым ныне в России Правым сектором, который точно так же совершил госпереворот, а потом участвовал на войне в массовых убийствах своих сограждан.

Крест заслуг с символикой айзсаргов

1945 году в спецсообщении Берии сообщается, что организация «Айзсарги» была «наиболее активной антисоветской организацией», именно её члены «активно использовались немцами для шпионской и диверсионной работы, карательных действий против партизан, в розыске советских парашютистов, в организации массовых расстрелов советских граждан ».

В Вятлаге Эмиль Кнагис сидел вместе со своим товарищем-айзсаргом Артуром Страдиньшем, командиром Екабпилского полка, которого кировские либералы всячески хотят представить в качестве «жертвы режима» и «страдальца». Этой теме посвящена статья «Лавровый венок фашисту Страдиньшу».

Таким образом, «ужасная» советская власть лишила этих «свободолюбивых» сынов Латвии возможности идти в услужение немцам и уничтожать в карательных операциях СС мирных жителей. А вместо этого отправила в лагерь валить лес и работать на достижение победы над фашизмом.

Автор креста Ильмар Кнагис, публично в СМИ восхищавшийся латышскими легионерами как национальными героями, в 2010 году написал выпустил антисоветскую и русофобскую книгу про свою жизнь «Такие были времена». Она была издана на средства калифорнийского отделения организации бывших легионеров СС «Ястребы Даугавы», латвийское отделение которой является организатором ежегодных шествий СС. В книге Ильмар Кнагис сообщает, что до войны в доме айзсаргов ребёнком он посещал лекции известного латвийского авиатора Герберта Цукурса, в будущем военного преступника, эсэсовского карателя, участвовавшего в Холокосте.

Обложка англоязычного издания книги Илмара Кнагиса "Такие были времена"

Так же в книге рассказывается о судьбе самого Илмара Кнагиса. В июне 1941 года он с матерью был выслан в Красноярский край, где после ссылки смог неплохо устроиться — получил образование, участвовал в геологических экспедициях, работал на буровых установках. Причём происхождение из семьи политрепрессированного не помещало ему позже стать профоргом, народным контролером и членом КПСС. Такие вот причудливые перекосы были в далеко несовершенном советском государстве.

Из этой книги можно уверенно сделать вывод, что Ильмар Кнагис восхищается довоенным профашистским режимом Улманиса и героизирует преступников из добровольческого латышского легиона СС. И ещё неизвестно, чем бы он занялся, если бы остался во время немецкой оккупации в Латвии, а не отправился в Сибирь.

Он точно так же, как эсэсовцы, ненавидел русских, с которыми всю жизнь проработал, и скрывал это. Это говорит только о его двуличии и лицемерии. Ильмар Кнагис знал, кому ставил крест. Это были пособники фашистов, айзсарги, легионеры СС — «национальные герои» нынешней латвийской элиты, — а не профессура и адвокаты, которыми оправдывается кировский губернатор.

В 2011 году после возложения цветов с латышским послом Белых писал: «Я предложил послу совместными усилиями увековечить память тех, кто погиб в Вятлаге. Мы готовы как-то привести в порядок инфраструктуру, сделать благоустройство — а латыши определяют формат и создают мемориал или стелу».

И вот кировский губернатор не заставил себя долго ждать и приступил к выполнению предложения об увековечивании памяти прибалтийских нацистов. Летом 2014 года в посёлке Рудничном (вятлаговские места) на месте кладбища военнопленных при бывшем госпитале уже официально по договору с Латвией был поставлен памятник коллаборационистам-«жертвам Второй мировой войны». В этом году планируется поставить ещё один памятник сидевшим в Вятлаге латышам, в посёлке Созимовском, где их хоронили.

Памятник латышским коллаборационистам в посёлке Рудничном

В Прибалтике, в странах Евросоюза, ежегодные шествия ветеранов СС и их сторонников уже стали обычным делом. В некогда братской Украине стремительно под аплодисменты Запада разворачивается нацистских зверь. В этой ситуации, когда в канун 70летия Победы Россия становится чуть ли не единственной антифашистской силой в мире, в Кировской области под громкие слова губернатора о патриотизме проводится предательская политика обеления фашистов.

К чему же приведёт такая двусмысленная политика, при том что у нас перед глазами украинские результаты многолетней работы по восхвалению нацистких прислужников и переформатирования сознания молодого поколения?


Tags: Киров, Латвия, Никита Белых, историческое достоинство, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments